Наверх
поделиться:

Денежная реформа 1991 года (Павловская)

К концу 1980-х годов СССР находился в политическом и экономическом кризисе. Реформы, проводимые с 1985 года, не приводили ни к улучшению качества жизни населения, ни к экономической устойчивости страны. В розничной торговле товарный дефицит становился сравним с катастрофой.

Советская промышленность была ориентирована в первую очередь на производство «товаров группы А», то есть товаров, предназначенных для производства других товаров (станки, сырье для промышленности и т.п.) «Товары группы Б», то есть товары, предназначенные для личного потребления, выпускались по остаточному принципу.  Доля продукции группы «А» в общем объеме всей продукции промышленности составила в 1985г. 74,8%.[1] Рост  доходов населения опережал рост производства, причем это опережение было особенно сильным в конце 1980-х годов. Если в 1985 году «товаров народного потребления» выпускалось на 333,4 млрд.р, а доходы населения составляли 420,1 млрд.р, то в 1990 году соответственно 462,3 млрд.р и 652,5 млрд.р. Рост соответственно на 39% и 55%. Количество наличных денег у населения выросло почти вдвое – с 68,9 млрд.р до 132,7 млрд.р. Более чем вдвое выросло количество вкладов – с 156,6 млрд.р. до 381,4 млрд.р.[2] В результате в СССР накопился большой платежеспособный спрос, который не был обеспечен товарами.

Ситуация усугублялась низким качеством производимых товаров из-за устаревшей технологии и низкой заинтересованности рабочих, сбоями в системе распределения. К 1987 году неудовлетворенный спрос оценивался в 23 млрд.р, в дальнейшем ситуация только усугублялась.[3] Объем накопленного неудовлетворенного спроса в 1990 году составил 238 млрд рублей[4]

К экономическим сложностям добавлялась и политическая напряженность. По стране прокатился ажиотаж, граничивший с психозом – население скупало все, что появлялось на прилавках, как для непосредственного использования, так и «впрок».[5]

Результатом стал расцвет спекуляции, которая в СССР была уголовно наказуемой. Если в 1985 году было зарегистрировано 38,2 тыс. фактов таких преступлений, то в 1990 уже 51,7тыс.[6]. В 49,4% случаев люди обращались к спекулянтам, чтобы просто реализовать потребность в повседневных товарах. При этом для 72,7% поход к спекулянтам означал осознанное ухдшение материального положения, но другого выхода покупатель не видел. [7].

Проблему дефицита стремились решать разными способами. Первой была опробована идея рационирования, то есть распространения товаров по талонам. Талон давал право на приобретение того или иного товара в определенном количестве. Они выдавались по месту работы, учебы или по месту жительства. Первые талоны появились в 1983 году, к 1990 году практически вся торговля велась только по талонам. Повсеместно талоны были внедрены на многие продукты питания и некоторые иные товары (табачные изделия, водка, колбаса, мыло, чай, крупы, соль, сахар; в некоторых, крайне редких, случаях, в отдаленных местностях, - хлеб, майонез, стиральный порошок, женское бельё и т.д). Система талонов не решила проблемы полностью. Тех или иных товаров могло физически не оказаться в магазине (или в городе вообще), в таком случае талоны отоварить было невозможно. Например, в Свердловске 29 декабря 1989г. у Центрального универмага выстроилась тысячная очередь покупателей, которые не могли отоварить талоны на водку. В итоге возник стихийный митинг, на котором высказывались возмущения невозможностью покупки, в том числе сахара, мяса, масла и других продуктов.[8] Кроме того, начались подделки, спекуляции талонами, злоупотребления при их выдаче.

Другим вариантом решения была форсированная организация производства товаров народного потребления. Для этого был выпущен специальный Государственный целевой беспроцентный заем. Деньги, привлеченные от размещения займа, должны были пойти на расширение производства различной техники (автомобилей, стиральных и швейных машин, холодильников и т.п.). В 1993-95 годах держатели облигаций могли обменять их на соответствующие товары. Однако запуск производства требовал времени больше, чем оставалось существовать Советскому Союзу. Облигации впоследствии были признаны государственным внутренним долгом, федеральным законом "О государственных долговых товарных обязательствах" от 1 июня 1995 года они выкупались «по средним по Российской Федерации потребительским ценам на товары, указанные в облигациях».

Скорейший эффект могли дать непосредственное изъятие излишка денег из обращения и заморозка вкладов в сберкассах.

Денежная реформа обсуждалась в течение долгого времени, но официальные лица (в том числе и министр финансов В.Павлов) отвергали подготовку к ней. Коммерсантъ[9] приводил несколько возможных вариантов реформы: введение параллельной валюты (по примеру червонца), полную конфискацию (по примеру денежной реформы в ФРГ, в ходе которой обменивались только 60 марок на человека, банковские счета уценялись в 10 раз и частично замораживались, 70% от счетов было списано безвозмездно)[10], частичная конфискация (по примеру реформы 1947 года). Рассматривалась возможность реформы только на территории. Высказывалось предположение, что старшие номиналы (50- и 100-рублевые билеты) будут обмениваться только на половину.

10 января 1991 года Валентин Павлов выступил с заявлением, что подготовка к денежной реформе не ведется, но уже 21 января он же рассказал о предстоящем обмене денег в эфире программы Время. Основной задачей реформы было названо противодействие теневой экономике и попытка отсечения крупных сумм в советской валюте, скопившихся за границей. 22 января был опубликован указ «О прекращении приема к платежу денежных знаков госбанка СССР достоинством 50 и 100 рублей образца 1961 года и порядке их обмена и ограничении выдачи наличных денег со вкладов граждан». Согласно указу, банкноты образца 1961 года номиналом в 50 и 100 рублей теряли платежную силу, Обмен на купюры меньшего номинала производился в течение 3 дней, для рабочих – не более 1000 рублей, для пенсионеров – не более 200 рублей (или в пределах месячной пенсии). Обмен сверх лимита разрешался по решению специально созданных комиссий. Вводилось ограничение на снятие денег со счетов в сберкассах – не более 500 рублей в месяц на человека. При этом ограничения на безналичные расчеты (расчетными чеками Сбербанка или безналичными переводами) не вводились.

Советские граждане отреагировали на обмен сразу же после сообщения в программе «Время». Рассылались почтовые переводы, массово выкупались билеты в поездах для последующей сдачи, очередь в сберкассу занимали с ночи.[11] Также выкупались дорогие авиабилеты.[12] Старые деньги обменивались на черном рынке, причем их курс быстро падал – в Москве цена сторублевки с 80 рублей утром 23 января упала до 20 рублей вечером того же дня и до 10 рублей утром 24 числа.[13] В отдельных республиках условия реформы пытались скорректировать. Решение о продлении срока обмена приняли власти в РСФСР (до 1 февраля в отдаленных местностях), Узбекистане (до 1 февраля), Армении (до 27 января) и Грузии (без указания точного срока). Кроме того, решением республиканских правительств сумма обмена была увеличена в Литве (до 5 тыс. рублей для всех граждан) и Армении (для беженцев, которым, по неофициальным данным, разрешено будет обменять до 30 тыс. руб.).[14] Тем не менее, обмен завершился 27 января.[15]

В результате реформы 8 миллиардов рублей не было предъявлено к обмену, 25 млрд. рублей было временно заморожено в процессе обмена (ожидало решений комиссий).[16] Это дало временную передышку для денежного обращения.

Реформа пошатнула доверие населения к банковской системе и экономической политике. Поползли слухи о возможном обмене 25- и 10 -рублевых купюр. Эксперты ожидали окончательного замораживания вкладов, единовременного повышения цен для закрепления эффекта от реформы[17], передачи товаров из госсектора на рынок, сокращения экспорта для обеспечения внутреннего потребления[18].

Реформа явно не достигла заявленных целей. По мнению специалистов, «теневики» вкладывают средства недвижимость, валюту, ценности, то есть не хранят основные накопления в виде советских денег. Средний размер предъявленных к обмену сумм не превышал 2000 рублей, так что «подпольные миллионеры» нашли неофициальные варианты обмена денег. Изъятие 8 миллиардов рублей при общей денежной массе в 130 миллиардов – эффект несущественный. [19]

По оценкам экономиста, президента компании экспертного консультирования "Неокон" М.Хазина, реформа могла иметь эффект, если бы была проведена в 1987-88 году, но в 1991 году она стала безнадежной авантюрой спасения советской экономики, которую спасти было уже невозможно[20].



[1] http://www.ekoslovar.ru/073.html

[2] Народное хозяйство СССР в 1990г. М Финансы и статистика 1991

[3] Кризис торговой сферы СССР и формы его проявления, Товар лицом, 10/2004 http://tobap.amt.kiev.ua/issues/year2004/issue-110/USSR

[4] Валентин Павлов остановил инфляцию. Недели на три Коммерсантъ 28.01.1991

[5] Кризис торговой сферы СССР и формы его проявления, Товар лицом, 10/2004 http://tobap.amt.kiev.ua/issues/year2004/issue-110/USSR

[6] Народное хозяйство СССР в 1990г. М Финансы и статистика 1991

[7] В.В.Сидоров, Г. Г. Смирнов, Товарный дефицит и его криминогенные последствия. Социологические исследования. 1990.  № 7

[8] Рабочая трибуна, № 1 1990г. Свердловск

[9] Валентин Павлов сказал, что денежной реформы не будет. ну-ну Коммерсантъ Власть 07.01.1991

[10] С.И.Невский, Денежная реформа 1948 года в Западной Германии: экономические результаты и социально-политические последствия, Terra economicus 2010 №2

[11] Вокруг обмена. Известия 23.01.1991

[12] Авиабилеты закупают оптом. Известия 24.01.1991

[13] Как столица прощается с банкнотами Известия 25.01.1991

[14] Обмен денег: сколько стоит республиканский суверенитет Коммерсантъ Власть №4 1991

[15] Пока «отсекли» 8-10 миллиардов Известия 28.01.1991

[16] Валентин Павлов остановил инфляцию. Недели на три Коммерсантъ Власть №5 1991

[17] Валентин Павлов остановил инфляцию. Недели на три Коммерсантъ Власть №5 1991

[18] Обмен денег: тактика для, или начало стратегии? Известия 01.25.1991

[19] Обмен денег: на чем сердце успокоится. Коммерсантъ Власть №5 1991

[20] Экономист Михаил Хазин: Павловская денежная реформа была авантюрой по спасению СССР. Комсомольская правда 20.01.2011.