Наверх
поделиться:

Денежное обращение безмонетного периода

В 1132 году умер князь Мстислав Владимирович Великий, последний князь домонгольского периода, контролировавший все русские территории. Эту дату принято считать началом феодальной раздробленности – долгое время междуусобные конфликты и местные феодальные интересы одерживали верх перед идеями объединения и интеграции. Однако разобщённость среди разных территорий отражается на политической и экономической жизни страны уже в XI веке.

Феодальная раздробленность была характерна и для других стран этого периода. Более того, Русь вступила в эту стадию не первой. В сфере денежного обращения феодальный период характеризуется усилением эксплуатации монетной регалии, обособлением внутрифеодального и межфеодального рынков. Повсеместно это приводит к массовой порче монеты, снижению её пробы и веса. В результате она перестаёт быть пригодной для использования вне границ, которые контролирует выпустивший её эмитент (феодал, монастырь или кто-то другой). Это характерно и для восточных, и для западных соседей. В первом случае на общие процессы наложилось истощение рудников, приведшее к «кризису серебра», во втором – монеты стали тончайшими пластинками с односторонним рисунком. В то же время ценность серебра и золота продолжала оставаться высокой. Драгоценные металлы постепенно вытеснялись в международную торговлю, где обращались в форме слитков. В Западной Европе, например, обращавшиеся слитки вошли в историю под названием марок (кёльнские, эрфурткие, нюрнбергские и другие).

На Руси феодализм начинал развиваться по общему сценарию, пусть и с некоторым отставанием от соседей. К XI-XII веку понятие денег и денежного обращения прочно вошло и укрепилось на славянских землях, но выпуск собственной монеты в традиционную практику ещё не вошёл.

Раздробленность на Руси начала проявляться в денежном обращении уже во время хождения куфического дирхема. Уже в X веке начинается разделение денежно-весовых систем – северную (земли Новгородских словен, земли в междуречьях Оки и Волги и оки и Десны) и Южная (на среднем Днепре), что отражалось в особенностях отбора и обрезки ходящей монеты[i]. Обе они образуются на основе единого русского денежного счета, но весовая основа и той и другой отлична от древней гривны в 68,22 г. В основу северной системы ложится норма веса, принятая в торговле с Западной Европой. Гривна этой системы равна 51,2 г. В основу южной системы ложится вес, связанный с византийскими единицами (литра), гривна равна 80-85г.

Княжества всё более обосабливались, их внутренние денежные системы больше и больше отличались друг от друга. В то же время торговые контакты не пресекались полностью, что оставляло необходимость мировых денег в виде серебряных слитков. Однако денежные системы «для внутреннего» и «для внешнего» использования нужно рассматривать отдельно.

На международном рынке денежное обращение захватили платёжные слитки. Эта система не была уникальной для Руси – они известны и в Западной Европе, и на Востоке. На Руси появилось несколько эмиссионных центров – в районе Новгорода, Киева, Чернигова. Находки одиночных слитков редки по сравнению с находками в составе кладов, что говорит о большой концентрации серебра в одних руках. В каждом из ареалов нахождения слитки имели свою устоявшуюся форму: в Киеве это были вытянутые шестигранники, в Новгороде – палочки или бруски. Весовые нормы выстраивались на основе существующей куной системы. Весовые нормы слитков укладывались в ранее появившиеся денежные системы. Киевские шестиугольники имеют массу 163-164г (при общих границах колебаний 135-170г), что равно двум гривнам южной системы. новгородские бруски – около 196г. С учётом угара при переплавке, это соответствует 4 гривнам кун северной системы (по 51,2г).

Гривенный слиток серебра был далеко не единственной валютой, обращавшейся на русских землях. Мелкие фракции гривны (куна, резана, ногата) продолжают появляться в летописях, несмотря на то, что их старые носители (арабские или западноевропейские монеты) перестают появляться в кладах. При этом летописи не упоминают о резком падении курса мелких денег, даже в неурожайные годы, что говорит об обеспеченности мелкой валюты.

Исследователи выделяют несколько видов мелких денег безмонетного периода: шкурки ценных зверей или их части, раковины каури, шиферные пряслица, стеклянные бусы и другие. Эти предметы находятся в кладах в количествах, заведомо превосходящих потребности одного человека. Иногда они находятся и в монетных кладах.

Хождение кожаных и меховых денег на Руси – легендарная темя для русской нумизматики. Многие исследователи считали их чуть ли не единственными видами денег всего домонгольского периода, опираясь среди прочего на сходство названий (куна – куница, резана – обрезки кожи, ногата – ноги пушных зверей и так далее), на упоминания в воспоминаниях иностранных путешественников, на более поздние свидетельства платежей мехами (в уплату налогов, при рассчётах). Кожаные и меховые деньги вполне могли иметь хождение на территории распространения пушного промысла, но массовое их применение на всех русских территориях не подтверждается археологическими находками.

Тем не менее, в обращении, судя по всему, могли находиться связки шкурок особого вида. Для этого их собирали в пучок и опечатывали специальной свинцовой пломбой. Существовали специальные пункты, в которых шкурки перебирались, совершенно изношенные и пришедшие в негодность экземпляры заменялись новыми, после чего вся связка опечатывалась снова.[ii]

Кроме старых денежных единиц, появляются и новые понятия – как мелкие (мортки, векши – сопоставить их с другими единицами пока не удаётся), так и крупнве (рубли, постепенно сменившие название гривны).

Новгородские и киевские слитки отливались в разных городах, на территории разных княжеств, что могло накладывать свою специфику на каждый из них, однако производство не было полностью изолированным – мастера перенимали друг у друга успешную практику. Об этом моет свидетельствовать, например, единообразный способ отметки угара серебра[iii].

Государство контролировало производство и выпуск слитков в обращение, но специальных мер по его организации не предпринимало (по крайней мере сообщений об этом до нас не дошло). Слитки отливались из серебра заказчика, очищенного до определённой пробы, остаток металла возвращался заказчику. Определённый вес серебра отмерялся ещё до плавки, причём мастер должен был учесть и неизбежный при такой технике изготовления угар металла.[iv] Серебро плавилось в тигле, из которого переливалось в мерные «льячки» - своеобразные «мерные ложки» для металла. Это позволяло выдерживать точный вес слитка вне зависимости от особенностей форм[v].

В XIII веке в Новгороде по неизвестным до конца причинам перешли к новой технике производства слитков – они начали отливаться в два приёма. При этом вторая порция серебра заливалась сразу после первой. В это же время начинается деградация денежного производства: если вторая порция всегда выполнялась из традиционно высокопробного серебра, то первая могла значительно терять в пробе (известно несколько слитков, у которых проба нижней части оказалась меньше 500 при пробе верхней части около 972). Само по себе двойное литьё никак не отражалось на качестве слитка, известны и слитки со швом обычной, высокой пробы. Кроме того, отлитые таким образом активно применялись в денежном обращении, на что указывает их наличие в кладах.

В новгородских летописях описано громкое дело ливца Фёдора Жеребца, которого уличили в намеренной порче слитков и казнили. Это дело получило громкий резонанс, обрушило доверие к гривенным слиткам в целом и вынудило полностью отказаться от их производства и использования. Тот факт, что один процесс вылился в настолько серьёзные последствия, указывает на особую важность литья денежных слитков и контроль процесса. В противном злоупотребления не вызвали бы такого резонанса. В то же время подробных сведений об организации денежного дела нет, можно приближённо ориентироваться на более позднюю практику.



[i] В.Л.Янин, Денежно‑весовые системы домонгольской Руси и очерки истории денежной системы средневекового Новгорода

[ii]Мельникова А.С., Уздеников В.В., Шиканова И.С «Деньги России. История русского денежного хозяйства с древнейших времён до 1917 года».

[iii] Сотникова М.П. Эпиграфика серебряных платёжных слитков Великого Новгорода XII-XVв.в., Труды Государственного Эрмитажа, т4 ч2 1961г

[iv] Сотникова М.П. Эпиграфика серебряных платёжных слитков Великого Новгорода XII-XVв.в., Труды Государственного Эрмитажа, т4 ч2 1961г

[v] И.Г.Спасский. Русская монетная система. 1961г.