Наверх
поделиться:

Банки.ру, 14.03.2013, Фальшивка на удачу

Так уж получилось, что я ни разу в жизни не видел фальшивой денежной купюры. Точнее, не так: я ни разу не столкнулся с подтверждением факта наличия у себя в кошельке фальшивых денег. Теоретически они могли там побывать, незамеченными придя ко мне и незамеченными уйдя к какому-нибудь продавцу. Но увидеть фальшивку и убедиться в том, что это в самом деле она, не повезло. Или повезло. Оказывается, ничего особо удивительного в таком (не)везении нет. Как показывает статистика, фальшивок действительно очень мало и, что еще более интересно, с каждым годом становится все меньше.

Банк России опубликовал данные по «состоянию фальшивомонетничества в банковской системе России» за 2012 год. Формулировка, несмотря на свою громоздкость, как часто случается с бюрократическим языком, абсолютно точна: данные относятся к выявленным в банках фальшивым купюрам и монетам, а не к данной «отрасли» в целом. Тем не менее, исходя из простого здравого смысла, можно предположить, что эти показатели более-менее адекватно отражают ситуацию с фальшивыми деньгами в России, надо лишь умножить количество выявленных поддельных бумажек на какой-то повышающий коэффициент.

Итак, за весь 2012 год в кассы банков попало чуть больше 88 тыс. «левых» купюр. Можно предположить, что общее количество поддельных денег выражается максимум сотнями тысяч купюр, то есть единицами бумажек на тысячу средних жителей России в год. А учитывая, что в обороте находится порядка 6 млрд настоящих банкнот, фальшивки занимают микроскопическую долю рынка — примерно 100 бумажек на миллион, и то при очень-очень завышенной оценке. При таких масштабах фальшивомонетничества действительно можно прожить всю жизнь, ни разу не встретив ни одной подделки с нулями.

Впрочем, это даже не самое интересное. Важнее тенденции: количество фальшивок в 2012 году оказалось самым маленьким за последние семь лет. С 2006 по 2010-й ежегодно в банки попадало больше 100 тыс. купюр с признаками подделки, пик наблюдался в 2009 году — почти 155 тыс. Но потом это число начало устойчиво снижаться: 128,7 тыс. подделок в 2010 году, 94,6 тыс. в 2011-м и всего 88 тыс. в прошлом году. Можно, конечно, предположить, что банки перестали сообщать о фальшивках или качество подделок стало столь высоким, что они не выявляются в банковской системе, но оба варианта маловероятны. Выявляют подделку машины, а не люди, а делать супертовар с качеством на уровне Гознака просто невыгодно — в России слишком мелкие номиналы бумажных денег, поэтому дорогое оборудование для воспроизводства всех степеней защиты не окупится.

Еще одна тенденция (объясняемая как раз дороговизной производства) — вымывание из оборота купюр номиналом 1 000 рублей и ниже. За четыре года количество выявленных фальшивых тысячерублевок упало почти втрое: со 150 тыс. до 53 тыс. штук. Похоже, их уже почти не печатают, а банки вылавливают остатки. Зато теми же темпами растет производство пятитысячных. Чем привычнее они становятся для россиян, тем больше их подделывают преступники: если в 2009-м в сети Банка России попало меньше тысячи бумажек высшего номинала, то в прошлом году — уже почти 33 тыс. штук.

Похоже, 2013 год станет переломным: пятитысячерублевые подделки займут половину «рынка» по количеству, а особенно стоит опасаться 2014 года, когда на Олимпиаду приедет много состоятельных иностранных туристов, слабо знакомых с внешним видом и признаками подлинности российских денег. Через них поток фальшивых «красненьких» может докатиться и до простых россиян, но даже в этом случае «поток» окажется тонким ручейком.

Получается, что обычному человеку, не оперирующему по рабочим надобностям пачками пятитысячных ежедневно, можно вообще не опасаться подделок. Вероятность наткнуться на фальшивую тысячу рублей исчезающе мала и с каждым годом становится все меньше, а если такое и случится, то чью-то «работу» можно сохранить в особом отделении кошелька как забавный сувенир «на удачу», ведь, скорее всего, вы не увидите ничего подобного больше никогда в жизни.

http://www.banki.ru/news/columnists/?id=4665265