Наверх
поделиться:

Известия, 25.02.1999, СЛАВЯНСКИЙ "ЕВРО" БУДЕТ ПОХОЖ НА ЭКЮ

Минск считает, что концепция единой валюты в принципе согласована

Четвертая попытка объединить валютные системы России и Белоруссии может оказаться если не самой успешной (экономических предпосылок для такого объединения слишком мало), то по крайней мере самой серьезной. Очередной интеграционный порыв России еще не иссяк, и этим обстоятельством явно пытается воспользоваться белорусская сторона.

23 февраля источник в белорусском Национальном банке заявил, что "концепция введения единой валюты Белоруссии и России по большинству позиций уже согласована в рабочем порядке с Центробанком РФ". По словам источника, "наиболее предпочтительным был признан вариант, предусматривающий введение общей безналичной валюты (расчетного рубля), обращающейся параллельно с российским и белорусским рублями". При этом курс общей безналичной валюты может быть жестко "привязан" к одной из свободно конвертируемых валют. Таким образом союзники хотят создать нечто вроде славянского эквивалента безналичной валюты Евросоюза - экю, уступившей в нынешнем году место евро.

Российская сторона склонна относиться к работе над единой валютой славянского союза более осторожно. В частности, курирующий в Межгосударственном экономическом комитете СНГ финансовое направление Дмитрий Чегодаев заявил "Известиям", что "работа над согласованием концепции общей валюты идет, но говорить о ее завершении пока рано". Валютно-финансовое управление Исполкома Союза России и Белоруссии вообще предпочло не комментировать заявление представителя Нацбанка Белоруссии.

Пока доподлинно известно, что 12 февраля в ходе московской встречи председателя Центробанка России Виктора Геращенко и его белорусского коллеги Петра Прокоповича был согласован план-график совместной работы по созданию равных условий для деятельности предприятий двух стран на 1999 год. Стороны планируют, в частности, подготовить документы по "унификации инструментов денежно-кредитной политики, координации действий в области политики обменного курса нацвалют и осуществлению клиринговых расчетов во взаимной торговле". Отдельной строкой прописана подготовка для Высшего совета Союза России и Белоруссии (читай - для Бориса Ельцина и Александра Лукашенко) предложений по введению общей валюты и формированию единого эмиссионного центра, то есть общего печатного станка.

В российской чиновничьей элите идея единой валюты Союза России и Белоруссии вызывает весьма противоречивые суждения. Откровенно отрицательное отношение к общему расчетному рублю публично высказывали министр финансов Михаил Задорнов и глава бюджетного комитета Госдумы Александр Жуков.

Наиболее активным сторонником славянского монетарного союза, несомненно, можно назвать первого вице-премьера Вадима Густова. Он не исключает даже возможности номинирования бюджета Союза России и Белоруссии 2000 года в новой валюте.

Весьма сдержанную позицию занимает Центробанк России , от которого в первую очередь зависит судьба рублевой зоны. Виктор Геращенко нигде не комментировал свои взгляды на эту проблему. Между тем пока славянский монетарный союз невозможен чисто технологически, и в ЦБ это понимают лучше, чем где-либо.

Главным препятствием на пути союзников к единой валюте остается принципиальная разница механизмов установления валютного курса в России и Белоруссии. В России это делается более или менее рыночным путем - на торговой спецсессии Московской межбанковской валютной биржи. В Белоруссии действует практика нескольких курсов, причем курс, устанавливаемый Нацбанком, является лишь учетным и отличается от курса обменных пунктов более чем в два раза. Правда, Белоруссия, ведущая упорные переговоры с МВФ о получении 100 млн. долларов на ликвидацию последствий российского кризиса, обязалась к концу 1999 года перейти к единому валютному курсу. Говорить о серьезности перспектив единой российско -белорусской валюты (пусть даже безналичной) можно будет никак не раньше этого момента.

Впрочем, предприятия двух стран единый безналичный рубль могут встретить с энтузиазмом. Оборотных средств у них хронически не хватает, а зависимость от взаимных поставок крайне велика. Поэтому рассчитываться суррогатным, виртуальным рублем, когда нет подходящего бартера, - это отличный бизнес.

  Источник - Известия