Наверх
поделиться:

Союз (приложение к газете Российская газета), 05.04.2001, ЕДИНЫЙ РУБЛЬ: КАК ПРОПЛЫТЬ МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Россия не может предоставить Беларуси равные права в валютной политике. А Минск никогда не согласится на наделение Банка России правами единого эмиссионного центра. Где выход? Он - в обоюдной частичной потере суверенитета.

Недавние высказывания премьер-министра Михаила Касьянова и главы Банка России Виктора Геращенко о валютной интеграции звучали весьма оптимистично. Между тем нередко заявления высоких политиков и чиновников не всегда отражают суть серьезных противоречий, с которыми сталкиваются конкретные специалисты при оформлении политических инициатив в осязаемую модель. В этом убеждает и точка зрения директора департамента внешнеэкономической деятельности белорусского Нацбанка Юрия ВЛАСКИНА, которую он высказал в интервью нашему корреспонденту.

О паритетном принципе валютной интеграции

Я бы не сказал, что сегодня есть какое-то серьезное продвижение в объединении денежных систем. Конечно, в основе противоречий нет непосредственного конфликта двух сторон. Но конфликт интересов, безусловно, просматривается. Россия вряд ли пойдет на предоставление Беларуси равного права формировать денежно-кредитную и валютную политику. Слишком огромная разница в наших социально-экономических потенциалах. Беларусь - это лишь 7 процентов от России по территории, численности населения, А если сопоставлять макроэкономические показатели, то разница будет еще больше. Например, наши валютные резервы - это лишь 1,2 процента российских . Как при такой пропорции можно говорить о равенстве при решении, например, вопроса обеспечения стабильности единой валюты Союзного государства?

Но при этом вряд ли приемлем и вариант, когда функциями единого эмиссионного центра наделяется Банк России . В этом случае речь идет об односторонней потере монетарной независимости Беларусью. Банк: России подотчетен российской Госдуме. Значит, единая денежно-кредитная и валютная политика будет формироваться под ее влиянием. Частичная потеря суверенитета должна быть обоюдной. Другое дело, что присоединение меньшего к большему зачастую выгодней первому. России же нужно четко представлять, что она получает от интеграции. Ведь основной перечень преимуществ она уже имеет: политическую лояльность, более или менее приемлемые торгово-экономические отношения, достаточно мягкий транзитный режим и так далее.

О возможных вариантах

Наиболее продуктивным было бы создание союзного центрального банка, которому центральные банки двух стран делегируют свои полномочия по проведению денежно-кредитной политики. Но для этого нужен закон о едином центральном банке. Его может принять лишь союзный парламент. В свою очередь статус этого органа определяется общей конституцией или, как в данном случае, конституционным актом. Его принятие повлечет за собой необходимость внесения изменений в конституции и России , и Беларуси, что возможно лишь путем проведения референдумов в обеих странах. Путь очень не близкий.

Законом о едином эмиссионном центре должны быть четко определены квоты участия российских и белорусских специалистов в его руководящих органах. Дифференцированный подход оставляет право на использование и американской модели. То есть когда наряду с единым центральным банком существуют несколько эмиссионных центров второго ранга. Соблюсти при этом баланс интересов не так уж и трудно. Например, определил центральный банк Союза годовую эмиссию в пределах 3 процентов ВВП и дальше Банк России придерживается этого параметра по отношению к российскому ВВП, а Нацбанк Беларуси - к белорусскому. Можно меньше, если в экономике нет спроса на деньги, но больше - нет.

Если представить, что единая валюта вводится уже сегодня, то из-за разницы относительных цен Беларусь в расчете на душу населения получит новой валюты несоизмеримо меньше. По данным Минстата, паритетный курс нашей денежной единицы к российской составляет 24 рубля, а рыночный - 43.

Средняя зарплата в начале года в Беларуси была около 85 тысяч белорусских рублей, а в России - 2,5 тысячи. Как их сравнить? Если по курсу рыночному, то в Беларуси зарплата на уровне 75 процентов российской . А учитывая то, что наши цены ниже, получим 20-процентное превышение нашего среднего заработка над российским .

В обмене белорусских рублей на российские по рыночному курсу потери Беларуси могут достигнуть суммы, эквивалентной годовому бюджету страны. Пойти на такое ни правительство, ни Нацбанк не могут. А Россия таких денег просто не найдет. Поэтому для эквивалентного обмена предстоит выровнять не только базовые условия хозяйствования, но и цены, и зарплаты.

О кредитах и алгоритме совместных действий

Бытует мнение, что кредитная линия в 4,5 млрд. рублей, которую Банк России открывает белорусскому Нацбанку, может стать инструментом давления в диалоге об общей валюте и эмиссионном центре. Мол, в силу стремления получить кредит Беларусь пойдет на серьезные уступки. Здесь стоит обратить внимание на то, что суть российского кредитования прежде всего в предоставлении нам возможности вывозить из России товары. Дать чистые деньги она не может себе позволить. При этом острой необходимости сегодня в у белорусов нет. Вышли ведь без него на единый курс только за счет упорядочения денежно-кредитной политики. Хватает ресурсов и сегодня, чтобы этот курс держать. Скорее всего, кредитной линией мы воспользуемся лишь в случае обострения ситуации. Чего пока не предвидится.

Нужно учитывать и то, что это очень дорогой кредит. Ставка на уровне годовой инфляции в России , которая может "выскочить" под 25 процентов. И если при этом девальвация к доллару останется в пределах 5 процентов, получим реальных 20 процентов годовых в валюте. Так что, по большому счету, дело не в цивилизованном и комплексном решении всех проблем. Прежде всего следует ратифицировать соглашение о единой валюте и едином эмиссионном центре. Это откроет возможность работать дальше над обширным перечнем интеграционных задач: таможенных, создания единого рынка капиталов, интеграции рынков трудовых ресурсов. Ведь на сегодня ничего этого нет. А валютная интеграция - это уже потом, как печать, как последний штрих.

Все эти мероприятия должны быть отражены в конкретной программе, которую правительствам и центральным банкам необходимо разработать в течение 3 месяцев после ратификации соглашения. Но пока нет ни межправительственной, ни министерских рабочих групп.

Что касается перечня основных условий, то здесь все предельно ясно: единые цены на энергоресурсы, бездефицитность белорусского бюджета и прекращение его эмиссионного кредитования, минимизация российского внешнего долга, унификация налоговых систем. Эти вопросы нужно решить до вступления в единое валютное пространство. Иначе его смысл потеряется из-за трех-, четырехкратной разницы цен на энергоресурсы. Из-за того что в России стремятся сократить налоговую нагрузку с 38 процентов до 32, а у нас она и сегодня 46 процентов с прогнозом понижения до 2005 года до 45.

Другое дело, если все эти диспропорции удастся устранить, то в синхронном режиме экономики могут действовать сколь угодно долго и без острой необходимости введения единой валюты. Тем более что и Россия , и Беларусь лет через 8- 10 скорее всего придут к необходимости еще одной денежной реформы . Если к тому времени экономические системы двух государств будут работать в унисон, то именно этот период станет наиболее благоприятным для безболезненного перехода к единой валюте.

Дмитрий КРЯТ. Минск.

***

Белорусская валюта не исчезает

Решение вопросов создания единого эмиссионного центра и создания единой денежной единицы Союзного государства России и Беларуси не должно проходить в спешке, заявил председатель Центрального банка РФ Виктор Геращенко.

Он отметил, что, для того чтобы подойти к единой валюте, помимо унификации законодательств двух стран необходимо напечатать новые денежные знаки, что требует немалых затрат.

По словам В. Геращенко, Центральный банк РФ и Национальный банк Беларуси делают все от них зависящее, чтобы проект создания единого эмиссионного центра единой валюты был подготовлен своевременно.

В межгосударственных соглашениях отмечается, что на определенном периоде подготовки к единой валюте роль общей валюты временно может исполнять рубль. Однако это будет происходить без исчезновения белорусской валюты, подчеркнул В. Геращенко.