Наверх
поделиться:

Консерватор, 21.02.2003, СНГ МОЖЕТ ПЕРЕЙТИ НА ЕДИНУЮ ВАЛЮТУ

В минувшую среду президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая на открытии первого Делового форума Евро-Азиатского Экономического Союза (ЕвраАзЭС), предложил странам - членам Союза перейти на единую валюту. Идею в принципе поддержали все члены сообщества, однако с ее реализацией могут возникнуть трудности. Россия предлагает в качестве единой валюты рубль, однако такая постановка вопроса не устраивает прочие страны - члены ЕвраАзЭС. Прежде всего Казахстан, выступающий локомотивом валютной интеграции.

ПО МНЕНИЮ РОССИИ , НА РУБЛЬ

Деловой форум созывали в первую очередь для того, чтобы помочь средним и мелким предприятиям найти друг друга и новые рынки. Однако главной его темой стал переход на единую валюту, достаточно неожиданно предложенный президентом Казахстана. С подобными инициативами лидеры стран Содружества Независимых Государств не выступали даже в период расцвета СНГ. А в последние месяцы вообще казалось, что содружество, равно как и прочие объединения стран СНГ, доживают свои последние месяцы.

Единственным исключением из этого тенденции казался Союз России и Белоруссии. Да и он во многом был структурой эфемерной. Под лозунгом объединения на самом деле происходило дотирование Москвой режима Лукашенко в обмен на сохранность газовой трубы, ведущей из Уренгоя в Германию, точнее, той ее части, что идет по территории Белоруссии. Как только речь заходила о реальном объединении, скажем, о переходе на единую валюту, переговоры упирались в тупик. Белоруссия никак не желала жертвовать своим валютным суверенитетом и переходить на российский рубль. Москва без выполнения этого условия ни о какой реальной интеграции вести речь не желала.

ПО СЦЕНАРИЮ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

Инициатива главы Казахстана, судя по всему, не связана с возникновением в экономике республики каких-то неразрешимых проблем. В отличие от Белоруссии, дела у Казахстана идут весьма неплохо. Последние три года рост ВНП в среднем 10, 8%, доходы населения стабильно увеличиваются. Курс валюты стабилен, более того, за полтора месяца этого года тенге вырос к доллару на 1, 5%. За этот период Национальный банк республики купил на рынке $700 млн - по масштабам Казахстана это очень много. Кроме того, в республике уже два года назад создан стабилизационный фонд, который позволит республике выдержать падение цен на нефть до уровня $10 за баррель в течение 2 лет. Другое дело, полагает казахский лидер, что в долгосрочном плане создание единой валюты больше отвечало бы интересам не только Казахстана, но и всех стран, вовлеченных в этот процесс. Сильная валюта, устойчивая к курсовым колебаниям, возможна только при опоре на сильную экономику. Партнерство стран ЕврАзЭС, прежде всего при участии России , позволит Казахстану, равно как и прочим участникам союза, создать базу для создания устойчивой валюты. Механизм перехода на единую валюту ЕврАзЭС в принципе уже известен - процедуру инициаторы процесса намерены списать у Европейского союза. Сначала согласуются тарифные и товарные стандарты. Затем выравниваются макроэкономические показатели, размеры долга, дефицит бюджета. После этого денежные власти стран начинают вести единую денежно-кредитную политику, спустя некоторое время вводится валютная змея - ограничиваются колебания национальных валют относительно друг друга. Дальше дело техники - сначала расчеты между юрлицами переводятся на единую безналичную валюту, а затем в наличное обращение поступают купюры и монеты .

По мнению Нурсултана Назарбаева, с технической точки зрения, проблем никаких нет и создание единой валюты к 2011 году совершенно реально. Впрочем, скептики указывают на то, что, несмотря на сильное желание стран СНГ более тесно интегрироваться, пока интересы отдельных финансово-промышленных групп перевешивают это стремление. Создан Таможенный союз, но входящие в него страны вводят друг против друга пошлины. Денежные власти стран ЕврАзЭС уже пытались договориться о единых принципах валютного регулирования, однако национальные таможни своими инструкциями фактически дезавуировали эти договоренности. Помимо политической воли необходимо предпринимать конкретные действия. Скажем, в странах Восточной Европы, готовящихся к вступлению в ЕС, давно созданы министерства интеграции, которые координируют политику всех прочих ведомств. Другое дело, что и с политическим решением, которое устроило бы все стороны, не все так гладко.

РОССИЯ ПРЕДЛАГАЕТ РУБЛЬ

Предложение казахского лидера, судя по всему, стало неожиданностью для российских властей. Во всяком случае, далеко не все отечественные лидеры оказались готовы к обсуждению идеи о построении на руинах СНГ аналога Евросоюза. Скажем, мэр Москвы и один из лидеров "Единой России " Юрий Лужков горячо поддержал идею Нурсултана Назарбаева - идея посоревноваться с Европой пришлась ему по душе. "Ввели члены ЕС единую валюту, и, что, они от того потеряли самостийность и незалежность? А мы, что, хуже?" - заявил столичный градоначальник.

"Сегодня уровень интеграции таков, что можно и пора задуматься о единой валютной системе и единой валюте", - заявил и премьер-министр России Михаил Касьянов, - для введения единой валюты на территориях государств ЕврАзЭС следует сначала завершить создание зоны свободной торговли, Таможенного союза и единого экономического пространства". Однако глава правительства считает, что создаваться такая валюта должна по "белорусскому сценарию". По мнению Михаила Касьянова, в ближайшей перспективе как единое расчетное средство на пространстве Евразийского экономического сообщества можно использовать российский рубль.

"До тех пор, пока российский рубль будет платежным средством на территории России или других стран, Центробанк будет единственным эмиссионным центром, - заявила, развивая мысль премьера, первый заместитель председателя ЦБ Татьяна Парамонова в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" в среду. - Для того чтобы рубль стал единым платежным средством в странах ЕврАзЭС, необходимо много преобразований в этих странах, и прежде всего в области экономики, как это уже началось осуществляться в России и Белоруссии". Однако этот вариант категорически не устраивает как минимум Казахстан. Не говоря уже и о Белоруссии, которую российские чиновники приводят в качестве примера успешной интеграции. Что до создания единого экономического пространства, то и его, так же как и в случае с Белоруссией, Россия видит прежде всего в топливно-энергетической сфере. Российский премьер предложил государствам - членам ЕврАзЭС "институционально" создать Евразийский газовый альянс с привлечением других стран СНГ. По его мнению, в перспективе страны ЕврАзЭС должны перейти на единый топливно-энергетический баланс и единый порядок транзита энергоресурсов по своим территориям - фактически речь идет лишь об очередном наборе мало что решающих деклараций. На что-то радикально большее страны ЕврАзЭС, судя по всему, пока рассчитывать не могут. Во всяком случае, пока максимум, что им может предложить Россия , - это спорадическое участие в совместных бизнес-проектах в сфере ТЭК. Эту тенденцию прекрасно продемонстрировал на форуме глава РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс - если создание совместных энергетических проектов с Казахстаном обосновано (в ближайшем будущем, сообщил Чубайс, будет создано СП на базе Экибастузской ГРЭС), то с другими странами ЕврАзЭС сложнее. "Технически осуществимо, но не может стать бизнес-проектом ни по возврату инвестиций, ни по окупаемости", - пояснил Чубайс на примере Таджикистана.