Наверх
поделиться:

Еженедельный журнал, 18.08.2003, БЕЛОРУБЛЬ

ВЛАДИМИР ПУТИН ТОРОПИТ БЕЛОРУССИЮ С ПЕРЕХОДОМ НА РОССИЙСКУЮ ВАЛЮТУ

Вначале прошлой недели российский президент, принимая в Кремле членов правительства, в очередной раз высказался о необходимости форсировать объединительный процесс с соседней Белоруссией. Речь шла о введении единой валюты, роль которой будет исполнять российский рубль. "Мы так или иначе подошли к той черте, когда должны принять окончательное решение: либо так, либо иначе", -высказался Владимир Путин. Энергичное заявление, прозвучавшее в Кремле, заставило вспомнить не менее резкое прошлогоднее высказывание о "мухах и котлетах", прозвучавшее из тех же уст. Тогда российский президент тоже говорил о выборе. Выбирать предстояло белорусскому коллеге между долгой и нудной процедурой объединения в рамках действующего договора о создании единого государства и относительно быстрым путем вхождения Белоруссии в состав России фактически на правах девяностой губернии. "Батька", у которого перехватили роль объединителя славянских земель, не на шутку разобиделся, но выбор таки сделал, заявив, что объединяться братские республики будут согласно договору, то есть медленно. Примирение президентов состоялось через несколько месяцев. В Москве про западного соседа на время забыли, а у Александра Григорьевича, очевидно, неприятный осадок остался. Поэтому, когда в июле этого года Белоруссия должна была ввести рублевые безналичные расчеты, как предусматривал график перехода на единую валюту, этого не произошло -Лукашенко не подписал соответствующий указ, взяв трехмесячный тайм-аут.

Впрочем, эта отсрочка была вызвана не только затаенной обидой эмоционального белорусского президента. До последнего момента страны никак не могли договориться по принципиальному вопросу: будет ли Минску предоставлено право принимать решение об эмиссии общих денег, на чем настаивали представители Лукашенко, или в Москве будет создан единый эмиссионный центр на базе российского

Центробанка. В первом случае белорусская экономика, зависящая от экспорта в Россию и транзита российских внешнеторговых грузов, могла бы не только воспользоваться всеми преимуществами, которые дает вхождение в рублевую зону, но и продолжать подпитываться государственными дотациями, источником которых является печатный станок. Причем если сейчас результат подобного рода государственной поддержки исключительно белорусская инфляция, то после вхождения в рублевую зону дотироваться белорусский госсектор, в который входит практически вся экономика, стал бы за счет России .

В свою очередь если, как настаивает российская сторона, будет существовать только один эмиссионный центр, которым станет ЦБ РФ, о самостоятельной денежно-кредитной политике Минску придется забыть. И не только. Более жесткий бюджет способен дать толчок структурной реформе экономики в Белоруссии, в частности ускорить процесс приватизации. Этим, несомненно, воспользуются российские финансово-промышленные группы, заинтересованные в контроле как над транзитом своего экспорта и импорта через территорию соседней страны, так и над белорусской перерабатывающей промышленностью, которая больше половины своей продукции поставляет в Россию .

В начале августа казалось, что компромисс найден. Тогда было объявлено, что глава российского ЦБ Сергей Игнатьев договорился со своим белорусским коллегой Петром Прокоповичем о том, что Минск получит возможность пускать в обращение общую валюту. Правда, в строго ограниченных количествах. Эмиссионная квота должна быть пропорциональна белорусскому ВВП по отношению к российскому (в настоящее время около 4%). Интересно, что информация эта пришла из Минска, где ее на пресс-конференции озвучил председатель Нацбанка Белоруссии, хотя переговоры велись в Санкт-Петербурге. При этом следующее заседание межбанковской рабочей группы было назначено только на октябрь.

Тем неожиданнее прозвучали слова российского президента о необходимости выбора. В тот же день выяснилось, что в Москве находится весьма представительная делегация из Минска - министр финансов Николай Корбут и глава Нацбанка Петр Прокопович, прилетевшие договариваться о вхождении Белоруссии в рублевую зону. На этом сюрпризы не закончились. По окончании переговоров заместитель министра финансов России Алексей Улюкаев заявил, что единственным эмиссионным центром общей валюты будет Банк России . При этом он подчеркнул, что работа над базовым соглашением о введении российского рубля на территории Белоруссии завершена, поскольку этот документ "практически не содержит ни одного пункта, по которому были бы разногласия". Осталось согласовать только дополнительные вопросы технического характера, в частности, описывающие возможную процедуру выхода Белоруссии из рублевой зоны.

В российском Минфине уверены в том, что комиссия закончит работу к 25 августа. После этого пакет документов должен быть подписан президентами. Это может произойти уже в сентябре. Окончательный переход Белоруссии на российскую валюту намечен на 1 января 2005 г. До этого Минску предстоит переход на безналичные расчеты в рублях (это должно произойти уже 1 октября) и жесткая привязка курса белорусской валюты к российской . Технических проблем с окончательным переходом на наличный рубль в Белоруссии возникнуть не должно. Коэффициент замещения составит 1, 3. "Это означает, что на 100 белорусских рублей будет предоставлено 130 российских наличных рублей", - пояснил замминистра. Кроме того, по словам Улюкаева, ЦБ откроет Нацбанку Белоруссии кредитную линию на 25 млрд руб. и беспроцентный бессрочный, то есть без отдачи, кредит непосредственно на обмен денег (процесс этот, как известно, дорогостоящий: только транспортировка новой валюты и утилизация старой встанет в копеечку). Белорусы хотят еще полмиллиарда долларов в качестве компенсации за НДС, собранный вместо Белоруссии в России , однако Москва пока готова выделить только 200-240 млн долларов.

Если все действительно так, то Белоруссия, по сути, продала суверенное право "чеканить монету " чуть более чем за миллиард долларов (кредит на 25 млрд руб. и кое-что по мелочам). При этом вряд ли решение было принято после понуждения Владимира Путина - слишком мало времени прошло между его заявлением и "капитуляцией" белорусов. Очевидно, что решение было принято заранее, например во время телефонного разговора между Путиным и Лукашенко, который, как выяснилось, имел место незадолго до описываемых событий. Так что не исключено, что российский президент просто хотел перед выборами лишний раз напомнить, кто ведет братские народы к общему светлому будущему.

Есть и другая вероятность. Несколько настораживает, что ситуация с переходом на единую валюту кардинально изменилась за две недели. Подобные вещи в межгосударственных отношениях если и случаются, то нечасто. Белорусские источники пока никак не комментируют слова о едином эмиссионном центре. Переговоры между российским и белорусским министрами финансов продолжаются. Договоренность между Москвой и Минском может оказаться российским блефом, а слова Путина - недвусмысленным сигналом Александру Лукашенко: если щедрое предложение России не будет принято, то и о единой валюте придется забыть. Однако, как показали события полуторагодичной давности, батька на жесткое давление из Москвы реагирует не всегда так, как ожидают в Кремле. Так что закончится вся история, скорее всего, компромиссом, хотя и не таким, каким он видится представителям российского Минфина. Наличные рубли будут, как и раньше, печататься на Гознаке, Московском и Санкт-Петербургском монетных дворах. И тем не менее Национальный банк Республики Беларусь получит право эмиссии безналичных денег. Только эмиссия эта будет называться как-нибудь по-другому. Например, "увеличением активов Нацбанка в соответствии с ростом ВВП". А Россия выложит миллиард с лишним долларов за почетное право ЦБ РФ называться единым эмиссионным центром.