Наверх
поделиться:

Проблемы прогнозирования, 28.04.2006, ВВЕДЕНИЕ ЕДИНОЙ ВАЛЮТЫ В РОССИИ И БЕЛОРУССИИ: СООТВЕТСТВИЕ КРИТЕРИЯМ ТЕОРИИ ОПТИМАЛЬНЫХ ВАЛЮТНЫХ ЗОН

В статье рассматривается вопрос о готовности России и Белоруссии к введению на их территориях единой валюты, а также теоретические основания для такого введения , представленные в теории оптимальных валютных зон. .... <

В соответствии с Соглашением между Российской Федерацией и Республикой Белоруссия о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г. [1] роль единой денежной единицы Союзного государства с 1 января 2005 г. должен был выполнять российский рубль. Однако на встрече президентов России и Белоруссии в Сочи 4 апреля 2005 г. не прозвучало четких заявлений о том, что страны готовы перейти на единую валюту даже со следующего года.

Введению российского рубля на территории Белоруссии должно было предшествовать (за год-полтора) проведение белорусскими властями специальных мероприятий (программ, публикаций и др. ), направленных на психологическую адаптацию населения и хозяйствующих субъектов к появлению новой денежной единицы (пересчет цен и зарплат, переоценка активов и обязательств), что не было сделано(1).

Наконец, теоретических оснований для введения единой валюты в России и Белоруссии, представленных в теории оптимальных валютных зон, на данном этапе нет. Остановимся на этом подробнее и поясним, почему, невзирая на огромный товарооборот между двумя странами, введение единой валюты все же лучше отложить. Казалось бы, стратегические преимущества российско -белорусской валютной интеграции для Белоруссии очевидны: это макроэкономическая стабильность (при условии ее сохранения в самой России ) и легкий доступ к огромному российскому рынку товаров, капитала, рабочей силы. Ситуация, однако, чрезвычайно усложняется, если проанализировать валютный союз России и Белоруссии в целом.

Рассмотрим последовательно критерии теории оптимальных валютных зон с позиции ex ante или ex post по отношению к этим странам.

Критерий Маккиннона (открытость экономики) [3] выполняется лишь частично: для Белоруссии Россия является основным торговым партнером (доля России в товарообороте Белоруссии составляет около 60%, а доля Белоруссии в товарообороте России всего 6%). Хотя после введения единой валюты это положение сохранится, тем не менее, этот критерий можно отметить как приемлемый. Если Белоруссия перейдет на российский рубль, то с точки зрения соотношения внешней (с третьими странами) и внутренней (включая с Россией ) торговли она будет выступать в роли субъекта Российской Федерации: для такой большой страны как Россия важность внутреннего сектора экономики превалирует над внешним. Иными словами, Россия как большая экономика (по объему ВВП) есть относительно закрытое экономическое пространство с единой валютой (отношение торгового оборота к ВВП в России в 2003 г. составило около 47%, а в Белоруссии - 123).

Критерий Бейоуми и Эйхенгрина (условно)(2). Экономическая структура России и Белоруссии разная: основополагающей совокупностью отраслей в Белоруссии в ближайшее время останется производство несырьевой, а в России - сырьевой продукции (табл. 1) [5, с. 121-122]. Такая разная специализация выявляет межотраслевой характер двусторонней торговли, который вряд ли изменится после образования валютного союза. Следовательно, в данном случае имеет место гипотеза специализации Кругмана, а не эндогенности Франкеля и Роуза [6, 7].

В рамках теории Адама Смита о разделении труда такая ситуация вполне благоприятствующая. Однако применительно к функционированию единой валюты она означает, что внешние шоки реального сектора будут носить в основном асимметричный (специфический для обеих экономик) характер. Это потребует наличия дополнительных факторов, способных выравнять дисбаланс: невыполнение определенных критериев теории оптимальных валютных зон может быть скомпенсировано другими факторами. В данном случае асимметричность производственных структур двух экономик можно сгладить (как это делается) с помощью установления Россией льготных цен на ее энергоносители для Белоруссии. Вместе с тем такие различные экономические специализации двух стран не способствуют созданию подлинно единого рынка.

Критерий Манделла (мобильность факторов производства) [8] не реализуется: мобильность рабочей силы между двумя странами очень низкая (табл. 2); на пути движения капитала также есть барьеры.

Низкую мобильность трудовой миграции между Россией и Белоруссией объяснить легко. Внутренняя трудовая миграция в обеих странах малая (в России - около 1, 4% [9, с. 121]). Далее. Рынок труда в самой Белоруссии в большой степени регулируется государством и поэтому не является гибким. Из этого вытекает наличие скрытой безработицы, равной примерно 10% работающих [10, с. 31-32]. Эксперты

МВФ подтверждают, что в Белоруссии нет гибкого рынка труда: изменение ВВП практически не влияет на уровень безработицы, между тем в России - противоположная ситуация, там рынок труда гораздо более гибкий [11, с. 50, 52]. Наконец, не существует простых и работающих процедур для взаимной трудовой миграции (вспомним здесь институт регистрации), а также нет гибкого рынка жилья.

Тем не менее отметим, что миграция рабочей силы между Россией и Белоруссией может быть весьма высокой. Этому способствуют: общая история (принадлежность к СССР ), общий язык, общая культура, двусторонние браки, географическая близость, отсутствие въездных виз.

В отношении движения капитала также существуют препятствия. Это прежде всего касается Белоруссии, где государство жестко регулирует данный рынок, накладывая серьезные ограничения на вывоз капитала и оказывая существенное влияние на формирование инвестиционного климата в республике(3). А Россия , как известно, заявила о намерении создать полную конвертируемость своей валюты.

Очевидно, что введение единой валюты будет способствовать мобильности капитала между странами. Однако здесь возможна проблема: бегство капитала из Белоруссии в Россию , скажем в нефтяной сектор, создаст большие сложности для развития белорусской экономики. Ученые-теоретики указывали на неоднозначность мобильности капитала (см. [13]).

Гибкость цен и зарплат (критерий Фридмана)(4) в двух странах разная: по причине государственного регулирования в Белоруссии она гораздо ниже. Например, в отношении заработной платы складывается следующая ситуация: в государственном секторе Белоруссии действует тарифная система установления заработной платы, как и в России , однако доля частного сектора в первой гораздо ниже, чем во второй, поэтому гибкость заработной платы в России сравнительно выше [15].

Все это означает, что в случае введения единой валюты Белоруссии будет труднее справиться с асимметричными шоками посредством гибкости цен и заработной платы.

Соглашения между Россией и Белоруссией об учреждении системы межгосударственных трансфертов (критерий Кенена) [16] не существует и существовать, по нашему мнению, не может: фискальный федерализм не возможен между настолько разными по размерам государствами. Белоруссия не в состоянии финансировать такую огромную страну, как Россия . Обратная ситуация возможна, однако нужно понимать, что у самой России много своих дотационных регионов.

Обеспечение равенства темпов инфляции (критерий Флеминга) [13] ex post сомнительно, поскольку экономические модели двух стран совершенно разные: в Белоруссии - это государственная, условно командно-административная модель экономики с присущей склонностью к инфляции, дефициту госбюджета и высокому налогообложению ввиду больших социальных обязательств государства и его финансовой помощи отечественным предприятиям; в России , наоборот, - это рыночная модель, где государство проводит политику низкой инфляции, профицита госбюджета, сравнительно низких социальных гарантий и низкого налогообложения.

Но если Белоруссия согласится на введение российского рубля, то ввиду разности масштабов экономик двух стран (ВВП России в 2003 г. превысил ВВП Белоруссии более чем в 25 раз) ей придется отказаться от собственной экономической политики и принять ее российский вариант, при этом не имея реальных экономических рычагов воздействия на Россию в отстаивании своих макроэкономических интересов. Безусловно, валютный союз с Россией поможет белорусским властям относительно быстро сократить темпы инфляции. Но белорусское государство при этом будет ограничено в решении вопросов финансирования социальной сферы и поддержки отечественных предприятий. В этом случае ему придется полностью пересмотреть всю политику реформирования национальной экономики, т. е. отказаться от активного вмешательства в хозяйственную деятельность. Логично предположить, что консервативно настроенные до сих пор белорусские власти не допустят такой резкой смены экономического курса: с дирижистского на либеральный. Более того, Белоруссия теряет независимость в проведении реформ и отдает на откуп России экономическую политику. Наконец, весьма вероятен глубокий экономический кризис, через который прошла Россия в 90-е годы. Вспомним также воссоединение Восточной и Западной Германии, которое обернулось серьезными экономическими проблемами для обеих республик(5). Кризис в Восточной части был смягчен за счет трансфертов со стороны Западной, но согласится ли Россия финансировать реформы Белоруссии?

В целом мы считаем, что Белоруссии следует самостоятельно ускорить ход реформ, не отказываясь от собственного экономического курса. Что же касается введения российского рубля, то реформирование экономики посредством валютного союза - это, на наш взгляд, весьма необычная политика.

Единства в отношении принципов строительства валютного союза у России и Белоруссии (условно критерий Минца)(6) не существует. Они по-разному представляют конституцию валютного союза (см. ниже позиции сторон), о чем свидетельствуют зашедшие в тупик переговоры, происходит сильное сопротивление Белоруссии по поводу утраты ее экономического суверенитета и т. д.

Позиция России по формированию валютного союза России и Белоруссии.

Россия считает, что единым эмиссионным центром должен быть Центральный банк Российской Федерации. Следовательно, монетарная политика, по мнению России , должна быть прерогативой Банка России : Россия не согласна на создание наднациональных денежных органов и на равноправный союз ввиду несопоставимости двух экономик. Далее, Россия выступает против компенсации потерь белорусской экономики, связанных с введением российского рубля на территории Белоруссии в качестве единственного платежного средства, по крайней мере, в тех объемах, о которых заявила Белоруссия, но готова выделить ей стабилизационные кредиты. Наконец, Россия готова пойти на создание единого государства на основе российской Конституции, и в этом случае из политического объединения логично вытекает объединение денежных систем.

Позиция Белоруссии по формированию валютного союза России и Белоруссии.

Белоруссия в свою очередь выступает за равноправный союз с сохранением суверенитетов России и Белоруссии и создание наднациональных союзных органов: применительно к валютной интеграции это означает равный статус Национального банка Республики Белоруссия и Центрального банка Российской Федерации с делегированием функций единого эмиссионного центра Межбанковскому валютному совету . Также Белоруссия считает, что введению единой валюты должны предшествовать подписание Конституционного Акта, создание единого экономического и таможенного пространства, равных условий для предприятий и граждан двух стран. Кроме того, Белоруссия заявляет о компенсации Россией потерь, связанных с введением российского рубля на территории Белоруссии.

***

Обобщая приведенные выше критерии, можно сделать вывод о неготовности Белоруссии и России перейти на единую валюту. В случае образования их валютного союза Белоруссии придется сменить собственный экономический курс - эволюционный, дирижистский, консервативный, осторожный - на противоположный - революционный, либеральный, быстрый. Такая резкая смена курса - шоковая терапия - бесследно сметает существующую систему, ввергает экономику в хаос, которая весьма болезненно для населения в течение длительного времени переходит в упорядоченное состояние - т. е. новую экономическую систему. Применительно к реформам в Белоруссии преимущество принадлежит эволюционному пути перед революционным. При этом необходимо ускорение реформ, поскольку при хронических дефицитах торгового баланса, государственного бюджета, высокой инфляции, недостатке инвестиций, колоссальном физическом износе средств производства (износ основных средств белорусской промышленности в целом свыше 80% [19, с. 52]) экономика обречена.

Иными словами, созданию валютного союза России и Белоруссии должно предшествовать возрождение нормально функционирующей, здоровой экономики Белоруссии.

***

Литература

1. Соглашение между Российской Федерацией и Республикой Белоруссия о введении единой денежной единицы и формировании единого эмиссионного центра Союзного государства от 30 ноября 2000 г. // Бюллетень международных договоров. 2001. N 10.

2. Talking about the euro. Information Programme for the European Citizen. - Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 1997; Europe... Questions and answers. When will the "euro" be in our pockets?/ European Commission. - Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 1997; EMU and the euro: how enterprises could approach the changeover/ European Commission. - Luxembourg: Office for Official Publications of the European Communities, 1997.

3. Маккиннон Р. И. Оптимальные валютные зоны. - В сб. : Евро - дитя Манделла? Теория оптимальных валютных зон. Пер. с англ. A. M. Семенова. М. : Дело, 2002.

4. Bayoumi Т., Eichengreen В. Shocking Aspects of European Monetary Integration. NBER Working Paper 3949. -Cambridge: NBER, January, 1992; Bayoumi Т., Eichengreen B. Ever close to Heaven? An Optimum-Currency-Area Index for European Countries. CIDER Working Paper No С 96-078. - Berkeley: CIDER, University of California, 1996.

5. International trade statistics 2004. - World Trade Organization, 2004.

6. Krugman P. Lessons of Massachusetts for EMU// Adjustment and Growth in the European Monetary Union/ed. by Francisco Torres and Francesco Giavazzi. - Cambridge: Cambridge University Press, 1993.

7. Frankel J. A., Rose A. K. The Endogeneity of the Optimum Currency Area Criteria. NBER Working Paper 5700 - Cambridge: NBER, August 1996.

8. Манделл Р. А. Теория оптимальных валютных зон. - В сб. : Евро - дитя Манделла? Теория оптимальных валютных зон. Пер. с англ. A. M. Семенова. М. : Дело, 2002.

9. Российский статистический ежегодник, 2003. Стат. сб. М: Госкомстат России , 2003.

10. Гаврилов В. Экономическая политика в условиях создания валютного союза //Банковский вестник, сентябрь, 2003.

11, Belarus-Russia Monetary Union//Republic of Belarus: Selected Issues. IMF Country Paper No 02/22. Prepared by Zeljko Bogetic, Jean-Jacques Hallaert, Alfred Shipke, and Joerg Zeuner (all EU 2). Approved by the European II Department on January 4, 2002. - Washington: IMF, 2002.

12. Киселева Т. Экономическое объединение: плюсы и минусы. Интервью с заместителем государственного секретаря, членом постоянного комитета Совета Министров Союзного государства С. Калашниковым // Экономика России : XXI век. 2003. N 13.

13. Fleming J. M. On Exchange Rate Unification //The Economic Journal. 1971. Vol. 81. N 323.

14. Friedman Milton. The Case for Flexible Exchange Rates// Essays in Positive Economics. - Chicago: The University of Chicago Press, 1953.

15. Guide Anne-Marie, Jafarov Etibar, and Prokopenko Vassili. A Common Currency for Belarus and Russia? IMF Working paper 04/228. Washington: IMF, 2004; Republic of Belarus: Selected Issues. Prepared by Veronica Bacalu, Zuzana Brixiova, Etibar Jafarov, and Jerome Vacher (all EUR). Approved by the European Department on April 22, 2004. Washington: IMF, 2004.

16. Кенен П. Б. Теория оптимальных валютных зон: эклектичный подход. - В сб. : Евро - дитя Манделла? Теория оптимальных валютных зон. Пер. с англ. A. M. Семенова. М. : Дело, 2002.

17 Hans-Werner Sinn. Germany's Economic Unification: An Assessment after Ten Years. NBER Working Paper No. 7586. Cambridge: NBER, March 2000.

18. Mintz N. N. Monetary Union and Economic Integration // The Bulletin/ New York University Graduate School of Business Administration, Institute of Finance. 1970. N 64, April.

19. Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г. Национальная комиссия по устойчивому развитию Республики Беларусь. Мн. : Юнипак, 2004.

***

1 В странах ЕС за несколько лет до введения евро в безналичный оборот таких программ и публикаций было предостаточно, см., например [2].

2 Учитывая большие заслуги Бейоуми и Эйхенгрина в проведении эмпирических исследований корреляции шоков многих стран, мы взяли на себя смелость условно назвать этот критерий именами этих экономистов. См. их работы [4].

3 Приведем слова заместителя государственного секретаря, члена постоянного комитета Совета Министров Союзного государства Сергея Калашникова: "При достаточно низкой инвестиционной активности иностранных инвесторов на белорусской территории все-таки единственным источником инвестиций стала Россия . Другое дело, что и эти инвестиции сейчас тоже в определенной степени ограничены. Это связано с проблемами, которые возникли у ряда российских компаний, в частности, у концерна "Балтика" или у тех предприятий, которые захотели выйти на белорусский рынок нефтехимической промышленности... сегодня в Беларуси до конца не сформирована доктрина приватизации и не созданы условия для иностранных инвестиций. В Республике действует очень хороший и вполне демократичный закон о поощрении иностранных инвестиций, но, к сожалению, практика его реализации показывает, что во многом он носит декларативный характер" 112].

4 Абсолютная гибкость цен и зарплат в странах-партнерах автоматически привела бы к формированию оптимальной валютной зоны, т. е. полностью оправдала бы введение фиксированного валютного курса, поскольку в этом случае внешнеэкономическая адаптация к ассиметричным шоком, т. е. шоком, которые воздействуют на страны (регионы) непропорциональным образом, происходила бы посредством изменения цен и зарплат, а не номинального валютного курса, о чем писал еще в 1953 г. Мштон Фридман [14, с. 164-165, 172-173].

5 Например, в рабочем докладе Национального бюро экономических исследований, США [17] показаны проблемы остановки конвергенции экономик двух Германий: Восточная не дотягивает до уровня Западной по многим показателям (по производительности труда -у Восточной уровень в 55% от Западной, по уровню инвестиций в основные средства на душу населения, по темпам экономического роста и др. ), невзирая на огромные вливания со стороны объединенного правительства (почти около двух третей разросшегося дефицита счета текущих операций Восточной Германии финансируется за счет государственных трансфертов). Обращаем внимание читателя, что данная публикация выявляет проблемы Восточной Германии спустя довольно большой промежуток времени - 10 лет - после воссоединения.

6 Условно назовем этот критерий критерием Минца, поскольку этот американский экономист назвал политическую волю главным, если не единственным, фактором интеграции, в том числе валютной (см. [18]). Многие ученые ссылаются на Минца в этом контексте.

/Таблица 2 Миграция населения между Россией и Белоруссией, 1999 - 2002 гг., чел.

/Таблица 1 Сравнительная структура экспорта и импорта продукции обрабатывающих отраслей России и Белоруссии, 2003 г.