Наверх
поделиться:

Коммерсантъ, 18.09.2002, Россия и Белоруссия не поделили центры денег

Вчера на заседании Совета министров России и Белоруссии произошел спор о том, кто будет печатать российские рубли в качестве единой валюты. Российские участники заседания предложили в качестве эмиссионного центра свой Центробанк, а белорусские — целую систему из ЦБ России и Белоруссии, а также Межбанковского валютного совета. Стороны ссылались на экономические соображения, но на самом деле речь шла о чистой политике.

С декабря 1999 года, когда был подписан союзный договор России и Белоруссии, союзники не устают спорить о деньгах. Россия всегда выступала за то, чтобы единой валютой союза был российский рубль, печатаемый российским ЦБ. Белоруссия все время считала, что ее Национальный банк тоже должен печатать российские рубли, сохраняя статус эмиссионного центра. Выдвигала Белоруссия также идею наднациональной валюты — союзного рубля, которую печатал бы вообще некий единый ЦБ. Некоторые сравнивали российские предложения с объединением валютных систем ФРГ и ГДР, когда западногерманские марки просто стали ходить в восточных землях. А белорусские предложения сравнивались с введением евро, которые печатаются наднациональным Европейским ЦБ. В конце концов вроде бы договорились наднациональную валюту до 2008 года не вводить, а с 2005 года единой валютой считать российский рубль.

Когда месяц назад президент Владимир Путин выступил за ускоренное объединение России и Белоруссии и введение единой валюты с 2004 года, стало ясно, что денежные споры продолжатся. Потому что президенту Александру Лукашенко российский вариант политического объединения не понравился: он счел, что Белоруссия утратит государственный суверенитет. А как можно договориться о единой валюте, если речь зашла о суверенитете?

И вот вчера на заседании Совета министров России и Белоруссии союзники возобновили дискуссию. Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин и глава российского ЦБ Сергей Игнатьев выступили за то, чтобы к единой валюте в виде российского рубля перейти с 1 января 2004 года, а эмиссионным центром сделать Банк России. Национальный банк Белоруссии ликвидировать, конечно, не надо, но следует оставить за ним лишь функции банковского надзора. Собственно денежную политику должен определять российский ЦБ — именно он должен решать, как белорусскому ЦБ покупать и продавать иностранную валюту, а также кредитовать коммерческие банки. Так нужно сделать потому, что все это влияет на количество рублей в обращении, подчеркнул господин Игнатьев. Господин Кудрин, в свою очередь, разъяснил, что денежная база в России в 60 раз больше, чем в Белоруссии, а валютные резервы больше вообще в 104 раза. И в собственной денежной политике у белорусского ЦБ просто нет нужды, потому что инфляция и валютный курс все равно будут определяться в России. Глава Национального банка Белоруссии Петр Прокопович со всем этим категорически не согласился и заявил, что эмиссионным центром должна быть система из российского ЦБ, белорусского ЦБ и Межбанковского валютного совета. Оба центральных банка, заявил господин Прокопович, должны обязательно сохранить равное право эмиссии и проведения денежно-кредитной политики. В дискуссии вчера не победил никто — решили создать совместную рабочую группу, которая должна разработать к декабрю предложения о том, кто все-таки должен печатать российские рубли.

Вчера же, по сообщениям информационных агентств, Владимир Путин в Сочи заявил, что эмиссионный центр должен располагаться только в Москве и никаких других центров быть не может. При этом президент сослался на пример еврозоны, где спорили о том, где должен располагаться единый центр, печатающий евро, но не о том, сколько должно быть этих центров.

С политической точки зрения все эти споры, разумеется, очень важны. В конце концов право печатать деньги является важнейшим атрибутом власти. Но вот с экономической точки зрения основания для споров не слишком значительны. Любимой идеей многих латиноамериканских стран всегда была вообще ликвидация собственных эмиссионных центров и переход на доллары США. Например, Аргентина два года назад об этом прямо-таки мечтала, полагая, что нет способа лучше помочь экономике. И американская Федеральная резервная система (ФРС) была совершенно не против, чтобы вместо песо в Аргентине ходили доллары. Однако не получилось, потому что ФРС отказывалась печатать доллары специально для Аргентины. И вместо введения единой с США валюты в Аргентине случился экономический кризис.

  Источник - Коммерсантъ